Всегда вперёд?

10 сентября 2014
природа

Кажется не новым, но стоящим напоминания, факт, что люди разные.

У каждого из нас свой набор генов, свои предыстории, свой опыт, свои сильные и слабые стороны. Мы разные. Кто-то отлично играет на гитаре, но едва считает в уме. Кто-то с совершенстве владеет китайским, но предпочитает жить с собаками, чем с людьми. Кто-то легко осваивает новое знание, вдохновляет им всех вокруг, а затем легко это знание забывает, увлёкшись чем-то новым. Кто-то приходит к каким-то пониманиям только в процессе активных действий. Кто-то склонен сначала разобраться в предмете, прежде чем начать делать аккуратные шаги в деятельность… Мы разные.

Эти наши особенности обусловлены сильными переживаниями — страхами, болью, восторгом, счастьем, которые мы переживали в прошлом — каждый в своих уникальных обстоятельствах. Эти глубоко впечатывающиеся события могли произойти с нами в этой жизни, в прошлых жизнях, или с нашими предками, или и не с нами, и не у нас, но где-то с кем-то, с кем у нас есть некая связь.

Той боли уж нет, той опасности уж нет, но мы продолжаем бояться случайно выхваченных вниманием обстоятельств, которые бросились нам в глаза в той беде.

Тот восторг уж прошёл, то счастье миновало, но нас по-прежнему влечёт и манит к случайным деталям, которые были рядом в той радости.

Чьи-то усы, шум трамвая, запах календулы, туман ранним утром в конце августа, цвет помады — что угодно может оказаться для нас теми случайными спусковыми крючками, включающими отголоски страха и боли, счастья и восторга.

Так устроены люди — это случайная мозаика эмоциально заряженных частиц, сложенная в уникальный узор.

Эти опыты и отпечатки — это ограничения, фильтры, отличающие нас от безбрежности пространства. Какие-то из них лишь придают нам харизму и уникальный шарм, а какие-то оказываются занозой, сковывающей движения, не давая ничего взамен. Занозу можно вынуть, шарм оставить.

Да, шаманские методы позволяют пойти в прошлое в ту ситуацию, когда мощное событие оставило на душе «неизгладимый след» и изменить ту ситуацию, вылечить и освободить её игроков. Так можно мощно влиять на происходящее сейчас и разгладить «неизгладимый» след.

Находясь в контакте со своим сердцем, любя и зная свои боли и радости, мы можем элегантно перемещаться по океану событий, легко достигая нужных берегов, в полном согласии со своей личной мозаикой сердца.

Мы живём в мире систем, механизмов, компьютеров, в мире круглосуточного функционирования типовых элементов. Мы знаем, что в любом ресторане того или иного брэнда будет та самая атмосфера, что и в другом их ресторане. Мы знаем, что клавиша ⎇ на всех компьютерах делает одно и то же, а педаль газа везде находится справа.

Эти системы в таком виде созданы нами самими для нашего удобства. Вот только мы сами не созданы нами самими для нашего же удобства.

Тем не менее, мы порой относимся к себе как к машинам. Мы, порой делаем своим приоритетом развитие, вечное улучшение, постоянный рост.

Рост осознанности, повышение радости, улучшение здоровья, раскрытие способностей. Только вверх, только вперёд…

Но так ли ведёт себя природа? Становится ли солнце всё ярче и ярче с каждым часом? Нет. Становится ли наше тело всё больше и сильнее с каждым годом? Нет.

В природе существует ночь, существует зима, существует смерть.

Настаивать на постоянном развитии — это как останавливать солнце. Жалкая и безрезультатная потеря сил.

Природные циклы увлекают нас в циклический танец приобретений и потерь, роста и сжатия, развития и регресса.

Но мы, порой упираемся, сопротивляемся. Не хотим отступать. Пытаемся отменить ночь и закаты.

Эффект таких экспериментов может быть плачевным — выгорание. Если слишком долго усердствовать в росте и улучшении и пренебрегать естественными позывами к периодическому ухудшению и упадку, торможению и затемнению, то мы накапливаем тревожность и напряжение. Естественно — циклическое движение — вслед за природой. Во время любой потери теряется что-то лишнее, уступая место приобретениям, которых мы даже ещё не знаем. Сопротивляясь потерям, мы тратим силы впустую. Ведь если не сегодня, то скорей всего завтра природа возьмёт своё. Ночь наступит, зима придёт, потеря произойдёт. И чем больше мы настаивали на росте, чем реже мы давали отдых себе, чем больше сил мы потратили на искуственное поддержание роста — тем глубже будет падать, когда ночь-таки придёт.

Я не знаю, кто и зачем придумал взгляды, учения и системы духовности, воспевающие постоянное развитие, постоянный прогресс. Наверно, природа сама породила эти системы, чтобы побыстрей обескровить и ликвидировать упрямцев, которые природе мешают своими антиприродными амбициями.

Оно нам надо?