Даосская алхимия

Даосская алхимия бывает двух типов: внешняя и внутренняя.

Для начала давайте разберёмся, почему это нечто всё вместе взятое называют алхимией.

На китайском эту область знаний и практики называют дань dān, что буквально означает красный или киноварь.

Киноварь — сульфид ртути — алый минерал, который использовался в древних китайских экспериментах по выработке элексира бессмертия. Поскольку в европейских алхимических опытах ртуть также имела важную роль, а философский камень мог не только рождать золото, но и производить элексир молодости, то китайские практики под названием дань стали в европейских языках называть также алхимией, а чтобы уточнить, о какой именно алхимии идёт речь, то даосской алхимией.

Тем не менее, даосская алхимия оказалась более гибкой в решении задачи достижения долголетия и бессмертия. Также само понимание бессмертия приобрело более широкий смысл, чем может подуматься.

Бессмертными называют святых, которые когда-то жили, потом умерли, но стали божественными сущностями, способными помогать тем, кто к ним обращается. Но поскольку они умерли, или пусть даже вознеслись на небо, полностью растворив своё тело подобно буддийским йогинам, то чего же в них бессмертного? Смерть ли это или вознесение, а среди живых их более нет. А раз они более не живы, то почему же они бессмертны?

Тут дело в том, что концепция перерождений, что, мол, все существа обладают вечным духом, проходящим бесчисленные перерождения, пока не выйдет за пределы сансары — это буддийская идея, которая изначально не была присуща даосскому видению экзистенции. Даосы считали, что человек помимо тела имеет 10 «душ»: семь земных и три небесных. Три «небесных души» — это наши идеальные благородные божественные устремления, а семь «земных душ» — это наши низменные, телесные, животные мотивы. Это боги и демоны, ангелы и черти, живущие в нас. Это что-то знакомое, правда?

Но в отличие от знакомых нам традиций, даосы не пытались ликвидировать и изгнать из себя всё низменное. Целью различных целительских практик было примирение, умиротворение, приведение к согласию трёх небесных и семи земных душ.

После смерти, однако, все 10 расходились кто куда. Небесные души выпархивали из телесной клетки назад в небо, семь земных тоже расходились. Какие-то из душ некоторое время продолжали находиться в трупе, в костях — отсюда родились практики фэншуй, направленные на обустройство могил для привлечения помощи живущим от душ предков, оставшихся в костях. Какие-то из земных душ возвращались во прах, развеивались в природе.

Так или иначе, смерть телесная означала также и смерть духовную — смерть личности. Если какие-то из составлявших человека душ потом и использовались при возникновении новых человеков, то это едва ли можно было назвать перерождением существа, а лишь безотходным производством.

Поэтому в сфере поиска бессмертия даосов интересовало не только бессмертие в физическом теле, но и духовное бессмертие — создание в себе нерушимого духа, сильной устойчивой духовной сущности, которая бы не распадалась на компоненты даже в случае смерти.

И поэтому святых небожителей называют бессмертными — им удалось сделать бессмертным свой дух, уберечь его от распада на запчасти. Бессмертие в физическом теле при этом рассматривается как достижение возможное, но не обязательное. Важно лишь долголетие, достаточно долгая жизнь, позволяющая зачать, выносить, родить и вскормить в себе янский дух, ясную и светоносную духовную сущность, не распадающуюся на части, не сдуваемую ветрами карм, ни во время, ни после смерти тела.

Формирование в себе этой светоносной сущности — это процесс антиприродный. Ведь приходим мы в этот мир чистыми и светлыми, но, начиная с первого вдоха, мы начинаем ухудшаться, постепенно затвердевая, ломаясь и разваливаясь. Поэтому даосы решают не столько научиться умирать, сколько не умирать, пойти вспять времени, вернуться в своё изначально светлое состояние, которое было у нас ещё до рождения, и закрепиться в нём. При этом тело может и умереть, но исчезновение тела при этом становится аналогом входа обратно в утробу родителя.

Ради достижения этой цели и сформировалось множество практик, которые были названы собирательным термином дань — алхимия. Внешняя алхимия — это продолжение китайской медицины, в первую очередь фармакологии. Внешняя алхимия работает с высоко эффективными составами растительного, минерального и животного происхождения, помогающими замедлить старение и способствовать омоложению.

Внутренняя алхимия — это практики типа цигун или даоинь, медитации, помогающие наладить течение внутренних энергий так, чтобы

  • замедлить старение,
  • способствовать омоложению,
  • энергии приобретали новое качество, становились не подвержены возрастным изменениям,
  • создать условия для формирования ясного и светлого янского духа.