Два слова о магии

Я очень тонко настроил механизм своего жизненного процесса и продолжаю его совершенствовать. Как именно я его настроил — я, разумеется, публично сообщать не стану. Но суть в том, что у меня всё хорошо. И становится ещё лучше.

Одна из частей моего тонко настроенного жизненного процесса выражается в том, что я общаюсь с наиболее передовыми людьми нашего поколения. Передовыми в том смысле, что это талантливые и страстные люди, приносящие в этот мир больше расслабленности, прямоты и счастья.

Много где в этом мире есть тенденции к спазмам, выворотам, кривулинам и мути. И герои, приносящие с самых разных сторон на разных уровнях, каждый по-своему, ясность, прямоту, разглаженность, чистоту, простоту, тепло и свет — это лучшие люди нашего времени. И я счастлив, что я с ними близок и знаком.

Все мы — каждый на своём языке — называем нашу общую работу магией, волшебством. Для нас — это проявление намерения и энергии, слитых воедино. А также соединение себя воедино со всей Вселенной. Так мы становимся каналом, через который Вселенная может сделать вдох и выдох и расправить один из своих скукожившихся от невнимания уголков.

Я так привык жить в таком восхитительном мире, что и забыл, что возможно иначе.

Но, оказывается, что есть люди, на полном серьёзе посылающие сглазы. Есть люди, считающие себя сглаженными. Есть люди, преднамеренно скукоживающие Мир.

А на другом полюсе гламура есть люди, полагающие, что магические услуги — это что-то типа профилактического похода в сауну или нанесения маникюра.

Что же касается дискурса, то тут на одном полюсе лежат голоса, рассуждающие в материалистичном ключе, скептики и наукофилы. А на другом полюсе дискурса лежат болтуны и евангелисты чего-то магического, одним из которых серьёзно рискую стать и я, если не остановлюсь через пару-тройку абзацев.

Краткий взгляд в энциклопедию показывает, что слово «магия» восходит к персидскому слову magi, которым называли зороастрийских жрецов. Оно, в свою очередь, восходит к шумерскому слову imga, значащему «мудрый».

Китайский аналог 法術fǎshù можно перевести как искусство закона. Знание законов, которыми живёт Вселенная, даёт мастеру возможность вникать в механизмы бытия и менять мир. Познать законы Вселенной способно только чистое и ясное сердце. Так постижение всех тонкостей также является взращиванием мудрости и светоносности.

Иными словами, высший маг может быть только целителем, выправлятелем и налаживателем. Нет иного шанса. Любое отклонение — это то, что рано или поздно будет выправлено, когда Вселенная захочет сделать на этом месте потягушку.