Часто люди, слыша про страну Тайвань, по созвучию думают, что это Тайланд и начинают рассказывать в ответ свои истории про Панган или Чанг-май.

Многие люди вовсе не знают, что есть такая страна Тайвань и думают, что это регион Китая.

Тем не менее, Тайвань существует и это не Китай и не Тайланд.

Штука в том, что когда в 40-е годы XX века после победы СССР во второй мировой войне в мире активизировалось коммунистическое движение, в Китае началась гражданская война между коммунистами и приверженцами демократической президентской республики. В результате войны вся старая элита проиграла и отправилась в изгнание. Кто-то уехал в Америку, кто-то осел в Гонконге, кто-то в других азиатских странах. А президент республики Китай Чан Кайши уехал на почти неосвоенный остров Формоза, Тайвань.

Вместе с ним переехало всё правительство, и многие другие преставители научной и культурной элиты. Люди уезжали, перевозя целиком все свои богатства. И сейчас некоторые тайваньские дома гордятся тем, что весь их интерьер перевезён из родовых замков в Шанхае.

Последовавшая затем культурная революция на материке, привела к тому, что многие аутентичные китайские традиции сохранились на Тайване, но изчезли или подверглись жёсткой цензуре в Китае. Например, медицинский университет в Тайчжуне является лучшим местом для получения полноценного некупированного образования по китайской медицине, а национальный музей в Тайбэе содержит все или почти все богатства, хранившиеся до революции в Пекине в императорском дворце.

Наряду с уважительным сохранением традиций, Тайвань также встал на путь современного экономического развития. Строились дороги и небоскрёбы с участием американских инженеров, развилась высокотехнологичная промышленность. Так что сегодня можно купить шедевры хай-тека с надписью Designed in Taiwan — Made in China.

Тайвань стал уникальным соединением аутентичных китайских традиций и современного стиля жизни. Именно поэтому Тайвань так привлекателен для европейцев, желающих изучать традиционные знания в привычной атмосфере старбаксов.

Я много раз оказывался на посиделках, где тайваньский высокогорный улун перемежается с кофе на вынос, а пилоты международных авиалиний изучают на досуге ци мэнь дунь цзя или фэншуй. Я видел мастеров, которые массажем головы излечивают почки, даосских шаманов, которые ритуалами общения с духами предков налаживают бизнес клиентов, молодых телеком-инженеров, подменяющих по выходным своих отцов в чайных лавках.

Столица Тайваня — Тайбэй — официально называется «место временного пребывания правительства Китайской Республики на время коммунистического мятежа».

Для меня одной из визитных карточек Тайваня стала сеть ресторанчиков, где подают несколько видов куриного супа. Отличаются супы только специями. Все специи являются лекарственными сборами китайской медицины. Если выбрать тот суп, который подходит тебе по медицинским соображениям, то он покажется нектаром богов, а если промахнуться, то несъедобной жидкостью.

Я много лет уже вынашиваю замысел свозить в Тайвань моих друзей. Чайным любителям может быть интересно пощупать вживую настоящий тайваньский высокогорный улун, который ну никак не может оказаться у нас. Похоже, у тайваньских фермеров есть сговор не отправлять в заграницу самый качественный чай, а продавать его в своих семейных лавках. Любителям природы может понравиться океанический курорт на юге или горные водопады, до которых можно доехать на кондиционированном автобусе или на скоростном поезде. Любителям просветления может повезти встретить Учителя не-поп-даосизма или ваджраяны. А знатоки китайской медицины могут обнаружить для себя новые горизонты.

Иностранцы в Тайване не сталкиваются ни с какими проявлениями шовинизма. Иностранцев там любят не за деньги, а как людей. Наши деньги им особо не нужны, мы для них не денежные мешки, потому что с тайваньской экономикой, с их уровнем жизни всё и без нас хорошо. Цены на жизнь в Тайбэе на уровне питерских. А теперь после подешевения рубля и вовсе на уровне московских, а то и выше. И всё это прекрасно продаётся на внутреннем рынке. Заманивать туристов нет никакого резона. Однако тайваньские мастера ревностно относятся к своим знаниям. Они тщательно фильтруют людей, которым открывают свои ценности. И иностранные искатели часто оказываются в невыгодном положении при всём уважении.

Нам посчастливилось — и вы теперь можете понять, что именно посчастливилось — встретить открытость традиционных мастеров даосизма, даосской внутренней и внешней алхимии. Мне кажется, что в их кругах действует правило «много хочешь — мало получишь». Чем лучше человек знает, чего он хочет, чем напористей ученик, тем больше ему придётся съесть лапши и выпить чая из рук мастера и тем меньше ему расскажут и покажут что-то стоящее.

То, что даже мне — умному питерскому мальчугану — довелось не жданно не гаданно получить за последние годы от моих тайваньских учителей, мне ещё переваривать и переваривать. В компьютере лежат мегабайты закрытых даосских текстов по ци мэнь дунь цзя, а в сердце знание пути исцеления сердец с ритуалами и без.

Поделившись со мной одной даосской практикой исцеления сердца, мой учитель сразу дал мне проверить моё умение на непростой девушке, бывшей жертвой домашнего насилия.

Короче, друзья, а поехали в Тайвань! Это дорого, долго и глубоко.