Одно из правил истории, как науки или формы человеческой культуры — это не осуждать людей прошлых эпох по сегодняшним законам. Впрочем, это также и правило юридическое. Суды над нацистами даже спустя годы после войны происходили по законам военного времени, а не по законам со всеми послевоенными изменениями.

Поэтому довольно забавно слышать возмущения вроде того, что какие-нибудь татаро-монголы, или сами рюриковичи, или библейские и коранские герои, или конквистадоры, или кто-то ещё из прошлого были негодяями и извергами только лишь на том основании, что «сегодня у нас за такое сажают».

Важно помнить, что человек является порождением своей эпохи и своей культуры. Я уверен, что в какую-нибудь другую эпоху невнимательные историки-любители обнаружат в наших жизнях много такого, что достойно отвращения и осуждения, но что для нас — даже для думающих людей — совершенно приемлемо.

Всего навсего 100 лет назад в начале XX века много умных и красивых женщин боролись за равные права, равные роли с мужчинами, клеймили эксплуатацией, сексизмом и унижением пресловутое 3K (Kinder, Küche, Kirche). Сегодня многие умные и красивые женщины выступают за реставрацию разделения ролей. И всегда можно услышать, что «наши родители живут неправильно». Такое обвинение не только непочтительно, но и безосновательно. Все люди всегда жили под влиянием общепринятых в их время морали, моды, устоев. Устои меняются, причём иногда очень быстро. И часто люди предыдущего поколения не соответствуют моде и морали следующего.

Одно из искусств даоса — это жить как все. Встраиваться в экосистему и занимать в ней своё устойчивое положение. Когда ты свободен от устоев, моды, идеологии и морали, то ты просто делаешь то, что исходит из самой глубины твоего существа. И вероятно, что ты не впишешься в какие-то категории. Но поскольку ты человек этого времени, то вряд ли станешь сильно отличаться от большинства.

А теперь Чжуан-цзы (перевод В.В. Малявин):

Великий человек… живет, не пользуясь услугами других, но и не стремится непременно кормить себя сам, а на подлых и алчных не смотрит свысока. Поведением своим он не похож на простых людей, но и не мечтает стоять над ними. Он живет «как все» и не восстает против пустословия и обмана. Все награды и чины мира не вскружат ему голову, все унижения и наказания мира не опозорят его, ибо он знает, что истинное и ложное невозможно отделить друг от друга и невозможно провести границу между великим и малым.