О фэншуй

28 декабря 2014
даосизм, маошань

Несмотря на своё близкое знакомство со всеми видами китайских наук о жизни, я весьма скептично относился к Фэншуй.

Это была, как не трудно угадать, первая из китайских наук, с которой я познакомился. Я некоторое время пытался применять полученные знания. Но ни существенных результатов, ни понимания, ни уверенности в правильности так и не возникало.

Отчасти это было связано с тем, что я — тогда в начале — познакомился лишь с базовыми, поверхностными знаниями. А ещё с тем, что я тогда не умел чувствовать ци. Без отчётливого чувствования ци заниматься китайскими науками о жизни — это всё равно что писать роман об караванщике в арабской пустыне — мне, человеку, родившемуся и выросшему в Ленинграде.

Мой даосский учитель Мастер Ли Гунмин — хранитель древней закрытой и секретной традиции Маошань — как-то раз сказал мне: «Самое важное в фэншуй — это медитация мастера». Дух, культивируемый практикой, является самым важным лекарством для любых вибраций, а вовсе не музыка ветра и не трёхногие жабы. За все годы моего знакомства с Мастером Ли, он научил меня только двум практикам: одна для выправления собственного духа, другая для целения сердец других людей.

Если мастер умеет чувствовать ци, то сложные компасные формулы фэншуй являются для него полезным подспорьем. В противном случае они могут лишь запутать.