Панрусизм

Сегодня в интернетах мне попалось занимательное зрелище: 50-минутный сюжет о том, что этруски, давшие легендарную основу римской цивилизации — это русские, то бишь славяне. Что, де, совсем недавно славяне, сохраняя свою национальную идентичность и державную целостность, населяли всю западную европу и переднюю азию, а то и Египет.

В сюжете не обошлось и без господина Фоменко, благодаря которому этруски оказались не только русскими, но и православными.

Обойдя стороной дискуссию о том, правда это или нет, я захотел обратить внимание на другое.

Дело в том, что я не впервые сталкиваюсь с такими альтернативными историями. Во время моего трёхлетнего ретрита в Болгарии вдали от великой русской нации, я узнал из 10-серийного документального проекта, что все государства известной нам истории были созданы болгарами. Такие названия, как Белград, гора Белуха, озеро Балхаш ясно говорят о том, что все эти территории некогда были болгарскими. Это слово в слово совпадает с эпизодом из этрусского сюжета, где говорилось о том, что европейские городки и селения, названные Альба, по-настоящему называются Бельгард, то есть Белград, а значит основаны русскими славянами, питавшими слабость к чистоте белого цвета. Лет 20 назад я слышал аналогичные теории о том, что все люди — белорусы. На том же основании: корень «бел/бъл».

И это наложение теорий, незримая борьба за паневразизм между болгарами, белорусами и русскими приводит меня к наблюдению, что такие направления мысли свойственны народам, переживающим не лучшие времена. Тяжёлое экономическое положение Белорусии 20 лет назад, экономическая провинциальность Болгарии 10 лет назад и системный кризис нынешней России заставляет народ, как болеющий метаорганизм, порождать идеи, находящие поводы для самоуважения в зыбких исторических далях.

Это похоже на причитания старика, который бахвалится своими любовными подвигами 50-летней давности.

Лучше бы делали смартфоны или летали бы на Марс, право слово. Ностальгия по недоказуемомому прошлому и самоудовлетворение былыми достижениями — это признак упадка.

Нечто похожее возникало также в Германии в первой половине XX века. Отчаянное экономическое положение, катастрофическая инфляция, запущенные германским фиаско в первой мировой войне, вызвали к жизни химер великого арийского происхождения германской расы.

Но мы-то знаем, что арийцы — это на самом деле русские.

А, может, болгары?

На всемирном генеалогическом портале geni.com я как-то раз обнаружил, что основатель династии Чжоу полулегендарный Вэнь Ван, владыка Вэнь был моим прямым предком. Когда я за рюмочкой Белуги (sic! «бел») поделился этим откровением с одним приятелем в Тайване, он мигом посерьёзнел и сказал мне: «Я твой друг, мы с тобой пили, и я это забуду. Но мой тебе совет: не говори об этом в Тайване больше никому. У нас это считается дурным тоном. Занимайся лучше своим делом вместо того, чтобы раскапывать шокирующие теории происхождения». Потом он долго пытался затащить меня в бордель, чтобы я попустился, а когда я наотрез отказался, он чуть не выпихнул меня из такси.

Давайте заниматься своим делом!

О, Феникс, Феникс!
Как померкла доблесть твоя!
На грядущее нет надежды.
К прошлому нет возврата.
Когда Поднебесная процветает,
Мудрый окружен славой.
Когда Поднебесная в упадке,
Мудрый радуется жизни.

Но довольно, довольно
Править людьми властью добра!
Гибельно, гибельно
Прятаться в круге, начертанном на песке!

Чжуан-цзы