Пространство города

Я уже давно стал воспринимать город, как пространство состояний.

Воспоминания, эмоционально значимые события и периоды жизни превращаются в карту состояний. Хоть рисуй их цветовыми пятнами.

Этими дворами я ходил зимними предрассветными часами в школу, а нежными осенними утрами по другим дворам. Наверняка, на самом деле и там и там я ходил независимо от сезона, но память избирательно запечатлела состояния так, как запечатлела.

Причём те дворы, которыми я ходил в школу в зимнем предрассветном мраке, местные жители называли Elm Street — улица вязов.

А прогуливали школу закадычной четвёркой друзей мы в совершенно других дворах.

А вот тут я покупал мороженое после занятий в институте. Скудный обед эксцентричного студента с карманными деньгами. Ибо хорошее мороженое недёшево. Доза глюкозы и эндорфина, чтобы выдержать часовую поездку на метро до дома.

А вон в том дворе мы с подругой пили в три ночи пиво из горла, обсуждая неизбежное расставание. Больше в том дворе я никогда я не был. Не помню, чтобы был.

А вон на том перекрёстке меня остановила женщина неопределённого возраста с потерянным взглядом и очень умоляла выпить с ней водки. Хотя бы глоток. Чтобы ей одной не слишком тошно было. Я тактично отказывался, она настаивала, упрашивала. Смекнув, что водка дезинфицирует, я отринул гигиенические предрассудки и выполнил её просьбу. Пригубил пол глотка водки из её бутылки. Она расплакалась, поблагодарила, и сказала, что получила известие о гибели сына. Недалеко от военкомата тот перекрёсток.

А вон теми переулками я ходил на работу, упиваясь счастьем того, что весна, что тепло, что у меня такая классная работа, что можно приходить в офис в общем-то когда вздумается. И неизменно пройти мимо витрины магазина, торгующего керамикой. А там на витрине две гипсовых фигуры женщин в пышных платьях девятнадцатого века, с шикарным декольте. Таким шикарным, что платье не закрывает соски.

А вон в том дворе в приличной забегаловке мне впервые пришла в голову идея заказать шаверму на тарелке. И отойдя с подносом от прилавка, встретился с одним старшим приятелем-наставником. Сложно сказать, почему, но я был очень сконфужен.

И это очень странно, но каждое место имеет только одно состояние. Воспоминаний может быть много, если это рядом со школой, офисом или чем-то ещё, где бываешь каждый день. Воспоминаний много, а состояние у каждого места одно.

В чём тут дело, то ли характер самого места навевает определённую атмосферу, специфический фэншуй района, личность духа местности. То ли моя сентиментальная личность использует город как копилку важных переживаний и личного опыта, раскладывая состояния по районам в соответствии с моей внутренней личной логикой.

Есть места испорченные моими дурными поступками, глупыми словами. Такие места, где появляться стыдно, будто бы они помнят меня. Но рано или поздно есть смысл снова прийти туда, бережно походить по дворам и переулкам, находя красоту, загладив раны места, и так простив себя. И получить свободу от того трудного опыта. А есть места, где пока не происходило ровным счётом ничего, не отмеченные никаким состоянием. И именно там нужно делать новые значимые шаги, поступки, говорить слова и переживать переживания с новыми людьми, будущий совместный путь с которыми так хочется создать вне накопившихся привычек, концепций и шаблонов.