Что это за стена у реки?

Довелось мне как-то общаться с одной женщиной из Германии, которая много лет уже практикует европейские традиции шаманизма. Знакома отчасти с гавайским шаманизмом, а в последние годы оказалась преемницей одного из основных шаманских методов даосизма, была включена в линию преемственности этого метода… Вобщем все серьезно.

Как-то раз она приехала погостить в Подмосковье.

Основная ее работа — это с помощью шаманских трипов, которые, как в гавайской, так и в даосской традиции совершаются без каких-либо субстанций, лечить людей, помогать им обнаруживать какие-то недорешенные вопросы из прошлых жизней или из хорошо вымещенных стрессовых опытов этой жизни. Осознав и признав неудобное прошлое, поняв и простив кого-то, отбросив напряженные взгляды, которые раньше казались сами собой разумеющимися, человек может избавиться от психологических механизмов, сдерживающих личное развитие, а также от психосоматических заноз, проносящих болезни.

А в свободное время она лечит страны.

Дальше все страннее. Ну уж как есть.

Она из транса видит осколки душ невинно убиенных и освобождает их к свету. Некоторые страны или их правители бывают во власти неких демонов или иных сущностей, с которыми можно поговорить, обсудить их мотивы, предложить альтернативные решения…

После одной из таких прогулок духа она спросила, а что тут было километрах в десяти к востоку. Мы с друзьями поразмыслили и кто-то из старших сообразил, что там было одно время место массовых расстрелов. Шаманка поблагодарила и отправилась обратно собирать осколки душ.

Так вот как-то раз за вечерней кружкой пива, зажжа сигарету, она спросила: я тут еще в окресностях постранствовала в небесном мире. И нашла высокую красную стену у реки. А под ней, видимо, еще с царских времен огромные количества осколков душ замученных людей, которых там пытали, убивали. Я место не смогла определить, только вот этот образ. Высокая стена на берегу реки. Что бы это могло быть? Я оттуда души повытаскивала, но их там так много, что пришлось отложить, потом еще проверю. Там этого так много, что любой человек, который проходит мимо этого места должен чувствовать себя так, как будто рядом кто-то плачет. То есть плача, конечно, в ушах не слышно. Но чувство такое там должно бы возникать у каждого. Можно себе представить, как чувствуют себя люди, которые там живут или работают каждый день. Так что же это за место? Стена высокая, река. Может это Кремль? Я там не была ни разу. Впервые в России и сразу сюда в деревню. Даже города не увидела.

Я: высокая стена и река — вполне может быть Кремль.

Она: ага. Теперь понятно, какими должны становиться кремлевские политики, чтобы не обращать внимание на этот постоянный стон и плач тысяч невидимых душ.